Ян Чохральский. Коллаж: Новая Польша

Ян Чохральский. Коллаж: Новая Польша

Ян Чохральский. Поляк, который отказал Форду

07 ноября 2023
Люди
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram

О ученом, ускорившем развитие цифровых технологий.

Когда речь заходит об известных польских ученых, прежде всего вспоминаются имена Николая Коперника и Марии Склодовской-Кюри. Однако в истории Польши было много других исследователей, которые в силу разных причин остаются неизвестными за пределами научных кругов. Ян Чохральский — один из таких недооцененных гениев.

Без его открытия не было бы электроники и всего, чем мы привыкли пользоваться в повседневной жизни: компьютеров, интернета, фейсбука, современных автомобилей, самолетов, мобильников и дронов, самокатов, поездов и даже управляемых процессорами уличных светофоров.

Если бы Ян Чохральский жил в наше время и нанял толкового менеджера, то построил бы мощную корпорацию, которая была бы достойным конкурентом для таких компаний как Apple, Meta, Google или IBM.

Учеба и молодые годы

Ян Чохральский родился 23 октября 1885 года в небольшом городке Кцыня (немецкое название Экзин: Польша тогда была разделена между Австрией, Пруссией и Россией, и эта часть страны относилась к Пруссии), недалеко от Быдгоща, в семье столяра. У родителей Чохральского было десять детей, Ян родился восьмым.

С детства он интересовался химией, что создавало проблемы его родителям. Будущий ученый не только черпал знания из учебников, но и самостоятельно проводил эксперименты в подвале дома. Иногда они заканчивались небольшими катастрофами, что было не по нутру отцу, и тот велел сыну заняться химией всерьез или бросить ее совсем. Ян выбрал первый вариант. В шестнадцать лет он уехал из дома и какое-то время работал помощником аптекаря в городе Кротошин. В 1904 году Чохральский переехал в Берлин и там поступил на службу в одну из лабораторий концерна Allgemeine Elektricitäts-Gesellschaft (AEG). Параллельно он учился в Королевском техническом университете. Сегодня — Берлинский технический университет. Как пишут биографы Чохральского, он посещал занятия в качестве вольного слушателя: его имени нет ни в одной ведомости. Титул инженера в 1910 году он получил, скорее всего, благодаря работе в AEG, а не защите диплома.

В 1911–1914 годах Чохральский был ассистентом Вихарда фон Мёллендорфа, основателя лаборатории в компании. Вместе они опубликовали первую научную работу, посвященную кристаллографии металлов и наблюдению за дефектами.

Свое величайшее открытие Ян Чохральский сделал, как гласит легенда, случайно. Это произошло в 1916 году. Чохральский записывал вечером результаты работы за лабораторным столом и по рассеянности обмакнул перо, вместо чернильницы, в тигель с расплавленным оловом. Он поспешно вынул перо и увидел, как от металлического наконечника тянется тоненькая ниточка застывшего металла. Любой другой на его месте просто стряхнул бы олово в мусорную корзину — но не Чохральский. Он обнаружил, что нить представляет собой идеальный монокристалл, а длина ее зависит от скорости, с которой он вытаскивал перо.

Хотя окружение Чохральского считало его открытие не более чем любопытным фактом, ученый продолжал часами исследовать нити из разных сплавов. В результате Чохральский создал и описал метод выращивания монокристаллов путем вытягивания их из расплавов, который теперь носит его имя: метод Чохральского.

То, что поначалу было лишь занятным фактом для ученых, спустя годы стало фундаментом совершенно новой технологии — электроники. Ключевой ее элемент составляют тончайшие слои кристаллического кремния, атомы которого должны располагаться в строжайшем порядке. И тут как нельзя кстати приходится дешевый и надежный метод производства монокристаллов Чохральского.

Слава и деньги

Его идея опередила целую эпоху. Метод Чохральского нашел практическое применение в электронике лишь в 1950-х годах. Сегодня изобретенный им способ выращивания кристаллов используется на крупнейших заводах производства микросхем, в частности, таких как Intel, Toshiba, Samsung. Однако в то время никто и представить себе не мог ничего подобного.

Славу и деньги Чохральскому принесло другое открытие, которое он сделал в 1924 году: разработка нового сплава, так называемого «металла B», который идеально подходил для производства железнодорожных подшипников. Патент сразу выкупили немецкие железные дороги (а позже — СССР, США, Чехословакия и Польша), потому что с его помощью можно было увеличить скорость движения поездов. Чохральский стал известным и весьма состоятельным человеком. Весь мир ездил на сплаве Чохральского вплоть до 60-х годов прошлого века, когда все железные дороги перешли с подшипников скольжения на подшипники качения.

В 1917 году 32-летний Чохральский переехал из Берлина во Франкфурт-на-Майне, где открыл и возглавил крупную металлургическую лабораторию Metallbank und Metallurgische Gesellschaft AG, одну из наиболее современно оснащенных промышленных лабораторий в Германии. В 1919 году он стал одним из основателей Немецкого металлургического общества (Deutsche Gesellschaft für Metallkunde), а впоследствии занял пост его президента.

В 1923 году Чохральского пригласил в США Генри Форд и предложил возглавить у него лабораторию. Тот не принял предложение, потому что с 1918 года, когда Польша обрела независимость, задумывался о возвращении в страну — так поступили уже многие ученые, откликнувшись на приглашение президента Игнация Мостицкого, уважаемого в мире химика. В 1928 году Чохральский отказался от всех должностей в Германии и вместе с семьей переехал в Варшаву.

Ян Чохральский

Я был склонен вернуться в Польшу, так как у меня подрастали дети, и я хотел отдать их в польскую школу, чтобы не допустить их германизации.

Чохральский стал профессором созданной специально для него кафедры металлургии и исследования металлов на химическом факультете Варшавского политехнического университета. Он был филантропом, поддерживал молодых ученых, а также спонсировал реконструкцию усадьбы Шопена в Желязова-Воле. Литературный салон Чохральского в его особняке на улице Набеляка, 4, недалеко от Бельведера, посещала элита Второй Речи Посполитой. Чохральский писал стихи и собрал внушительную коллекцию произведений искусства, которая была утрачена во время Варшавского восстания.

Благодаря сотрудничеству с армией, профессор Ян Чохральский создал Институт металлургии и металловедения, формально приписанный к Варшавскому политехническому университету. Однако большая часть его работы выполнялась для военных и проводилась под грифом «секретно». О современном оснащении института его коллеги, а также приезжавшие в Варшаву немцы могли только мечтать (хотя последним показывали лишь «гражданскую» часть института). После визита в институт в мае 1939 года немецкий физик Вальтер Герлах писал в рапорте для германских властей:

Вальтер Герлах

Мне удалось осмотреть институт лишь частично. Судя по всему, некоторые отделы закрыты для посещения, так как находятся под контролем армии.

Когда началась Вторая мировая война, и Варшава оказалась под немецкой оккупацией, Институт металлургии был разрушен. С согласия немецких властей Чохральский открыл техническую лабораторию и так получил возможность обеспечить рабочие места для сотрудников института, а также оформлять фиктивные документы на работу членам Армии Крайовой. По заказу АК на предприятии Чохральского изготавливались взрывчатые вещества, детали для оружия и производился его ремонт.

Во время оккупации Ян Чохральский также поддерживал писателей и художников, спасал музейные собрания.

Ян Чохральский

В период оккупации я жил в Варшаве, в моем особняке из шестнадцати комнат. Я жил там только со своей семьей, состоявшей из шести человек; кроме нас в доме жили две еврейки, которые оставались с нами до начала восстания. Несколько раз нацисты хотели занять особняк, но им это не удалось. Полагаю, это объясняется тем, что мое имя было хорошо известно в научных кругах.

Чохральский смог использовать свое влияние, чтобы воздействовать на германские власти и добиться освобождения некоторых людей из концентрационных лагерей и лагерей для военнопленных.

Унижение и смерть

Однако все, что сделал Чохральский, не имело значения для послевоенных коммунистических властей. В первые годы Народной Польши заслуженного ученого и профессора обвинили в коллаборационизме. В апреле 1945 года он был арестован и помещен под стражу в Пётркув-Трыбунальском. Город в Лодзинском воеводстве. Роковую роль сыграл тот факт, что, кроме польского гражданства, у Чохральского было еще и немецкое. Правда, ученый отказался от него, подав соответствующее заявление польским властям, однако немецкое законодательство не предусматривало такой процедуры, поэтому с его точки зрения профессор по прежнему оставался немцем, а для коммунистов — коллаборантом.

Во время допросов Чохральский не хотел рассказывать о том, что во время войны он тесно сотрудничал с польским подпольем. Ученый боялся, что таким образом поставит под удар других людей, ведь для коммунистов деятельность Армии Крайовой тоже была преступлением.

К счастью, Чохральского удалось спасти от грозившей ему смертной казни. В августе его освободили. Однако, несмотря на то, что все обвинения были сняты, Сенат Варшавского политехнического университета 19 декабря того же года лишил его возможности дальнейшей работы в институте. Его не только уволили, но и вычеркнули из книг и учебников, лишили научных званий и титулов.

Ян Чохральский вернулся в родную Кцыню и открыл там химическое предприятие Bion, занимавшееся производством бытовой химии и парафармацевтической продукции. Оказалось, что профессор обладал не только научным, но и предпринимательским талантом. Его жидкость для химической завивки использовалась еще в первые годы XXI века. А самым знаменитым продуктом компании был порошок от насморка «с голубем» (голубь был изображен на упаковке).

Деятельность компании стремительно расширялась. Видимо, это и привлекло внимание службы безопасности. 22 апреля 1953 года в доме Яна Чохральского прошел обыск, в результате которого у него случился сердечный приступ. Ученый умер в тот же день в больнице Познани.

Именно в те годы мир начал понимать ценность его открытий. Через несколько лет, когда значение полупроводниковой электроники уже не подлежало дискуссии, Чохральский наверняка стал бы одним из лауреатов Нобелевской премии. Исследователь оставил после себя более 120 научных публикаций, благодаря которым стал наиболее цитируемым польским ученым.

Между тем в Народной Польше имя Чохральского еще долго оставалось под запретом. В 1978 году в советскую «Большую энциклопедию» включили статью о нем, где, правда, называли его чешским химиком. Впервые на родине о нем заговорили после падения в Польше коммунистического режима.

Сенат Варшавского политехнического университета реабилитировал профессора 66 лет спустя после того, как его лишили научных званий и степеней и выгнали с работы, то есть только в 2011 году.

Перевод Валентины Чубаровой

Томаш Рожек  profile picture

Томаш Рожек

Все тексты автора

Читайте также