Президент Украины Владимир Зеленский, лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский, лидер Гражданской коалиции Дональд Туск, один из лидеров «Конфедерации» Кшиштоф Босак. Коллаж: Евгений Приходько / Новая Польша

Президент Украины Владимир Зеленский, лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский, лидер Гражданской коалиции Дональд Туск, один из лидеров «Конфедерации» Кшиштоф Босак. Коллаж: Евгений Приходько / Новая Польша

Выборы—2023. Что их результаты будут означать для Украины?

05 сентября 2023
Идеи

Анализ политической ситуации от эксперта по вопросам Восточной Европы.

Предвыборная кампания в Польше — напряженный период в польско-украинских отношениях. Однако отношение поляков к Украине определяется не столько политикой , сколько тем, что эмоции, связанные с войной и украинцами, изменились. И ключевые партии просто пытаются приспособиться к этим изменениям.

По данным Лаборатории исследований Варшавского университета и Экономико-гуманитарной академии в Варшаве , все меньше поляков считает, что Польша должна помогать Украине (в июне их было 62 %, в августе — уже 42 %), а ¼ опрошенных высказалась однозначно против оказания дополнительной помощи восточному соседу.

Полномасштабное российское вторжение в феврале 2022 года вызвало в польском обществе страх и гнев по отношению к агрессору , сострадание и симпатию по отношению к жертве. Несмотря на то , что поляки искренне стремились помогать украинцам, сформировался идеализированный образ польской эмпатии. Эта идеализация основана на иллюзии, будто все отрицательные эмоции и претензии, накопившиеся между поляками и украинцами за столетия, вдруг исчезли и два народа без багажа совместного опыта сплотились перед лицом российской агрессии.

Беженцы из Украины , пограничный пункт пропуска Шегини — Медыка, февраль 2022. Фото: Войцех Матусик / Forum

Иллюзия 2022 года заключалась не в том , что поляки помогали Украине недостаточно искренне, и не в том, что украинцы не были искренне благодарны. Как на общественном, так и на государственном уровне Украине оказывалась колоссальная поддержка — это и помощь беженцам, и гигантский (учитывая потенциал Польши) трансфер экономической и военной помощи, и безоговорочная поддержка Киева на дипломатической и международной арене. Польское участие никогда не было лицемерным.

Конечно , политики неоднократно повторяли, что во главе угла стоят национальные интересы Польши. В частности — сдержать Россию, и лучше всего — на территории Украины, ценой украинской крови.

Этот до боли циничный или , если угодно, реалистичный месседж адресован полякам, которые наиболее скептически относятся к восточному соседу. Эмоции 2022 года улеглись. Спринт превратился в марафон. А в марафоне, как известно, наступает усталость, и в головах начинают крутиться разные мысли.

Факторы влияния

Развитие польско-украинских отношений будет зависеть от четырех факторов. Первый — война. Польша как пограничное государство и дальше будет косвенно вовлечена в поддержку Украины в гораздо большей степени , чем остальная Европа. Она будет чем-то вроде Пакистана времен советского вторжения в Афганистан.

Второй фактор — беженцы и трудовые мигранты в Польше (часто их сложно разделить) , которые сыграют важную роль в польской политике.

Третий фактор — добрососедские отношения с Украиной. Война сделала их особенно хрупкими , прежде всего в вопросах торговли между соседями, транзита зерна , границы, энергетики и целого ряда проблем, которые были актуальными и до полномасштабной войны. Вполне вероятно, что вопрос о восстановлении Украины тоже спровоцирует конфликты в будущем. Кроме того, возможны споры, вызванные, с одной стороны, интересами польского бизнеса, а с другой — конкуренцией за украинских трудовых мигрантов в Польше.

Четвертый фактор — история. Казалось , что война изменит подход к исторической политике, но ничего подобного не случилось. Не только не были сглажены острые углы, но появилась и новая эмоция: недовольство поляков тем, что украинцы, даже в условиях войны, недостаточно ценят помощь Польши и не хотят пойти на уступки в вопросе исторической памяти. И недовольство украинцев тем, что даже в условиях войны поляки не отказываются от своих (мелочных?) требований извиниться за Волынское преступление.

Все это усугубляют российская информационная война , направленная на подогрев исторических эмоций, и амбиции польских (и украинских) политиков.

Украинский вопрос и выборы

Поляки и польские политики не раз «открывали» для себя Украину и связывали с ней большие надежды и порой наивный идеализм. Во время Оранжевой революции и Революции достоинства все проявления польско-украинской неприязни исчезли , польские политики достигли небывалого единодушия.

Во время Оранжевой революции находившиеся у власти левые и Александр Квасьневский поддержали демократические и европейские надежды Киева. На киевский Майдан ездили Ярослав Качиньский и политики «Гражданской платформы». В польских политических кругах не возникало принципиальных разногласий по поводу того , какая Украина будет лучше для Польши, Европы и самих украинцев. Этот вопрос стал одним из немногих, не разделивших польских политиков.

Сегодня ситуация в корне изменилась , хотя, если внимательно проанализировать подходы к украинскому вопросу ключевых польских партий, можно обнаружить в них общую основу. Однако ее сложно разглядеть за эмоциями, которые разделяют польскую политическую сцену.

В отличие от ситуации , сложившейся до 2022 года, украинский вопрос, к сожалению, стал инструментом в жестком нарративном противостоянии польских партий.

Впрочем , это явление не ново — политики использовали его и прежде, преимущественно на фоне исторических событий. Теперь же у каждой партии есть собственная концепция польской политики по отношению к Украине. Эти концепции нельзя назвать диаметрально противоположными, но они настолько различны, что становится понятной определенная тревога, наблюдаемая в украинских СМИ: что будет с польской поддержкой Киева после 15 октября? не будут ли задавать тон украино-скептические польские политики? какие планы у «Конфедерации»? И эти опасения не беспочвенны.

События последних месяцев можно назвать прямой противоположностью жестам дружбы между президентами Анджеем Дудой и Владимиром Зеленским. Забыты слова о том , что Польша и Украина — сестры.

Президенты Анджей Дуда и Владимир Зеленский в Киеве , май 2022 года. Фото: Якуб Шимчук / Канцелярия президента Польши

Забыта и , возможно, наивная идея польско-украинского союза. Ведь как еще интерпретировать высказывания влиятельных политиков из правящего в Польше лагеря о неблагодарности Украины и их угрозы заблокировать поступление помощи через польскую границу, если не будет разрешена проблема с транзитным зерном?

Киев на это дал ожидаемый и полный горечи ответ:

Андрей Сибига , заместитель руководителя Офиса президента Зеленского

Нет ничего хуже , чем когда твой спаситель требует от тебя платы по счету, когда ты истекаешь кровью.

Каша заварилась , политики пошли на принцип: кто кому докажет свою правоту с точки зрения морали.

Впереди еще больше месяца ожесточенной предвыборной борьбы , в которой украинский вопрос — один из главных. Партии проводят опросы, результаты которых определяют их риторику. Из опросов ясно, что поляки устали от войны, как бы парадоксально это ни звучало, и что на бытовом уровне между поляками и украинскими иммигрантами возникают разногласия. Результатами опросов активно манипулируют политтехнологи конкурирующих партий.

Что предпримет ПиС?

Правящая партия до недавнего времени находилась в довольно комфортном положении. С самого начала большой войны она формировала нарратив о братстве и польской поддержке Украины , созвучный эмоциям поляков. Говорилось о помощи беженцам, отправке в Украину танков Т-72 и РТ-91 Twardy, а также о чудовищных зверствах россиян. Нарратив этот безупречно вписывался в другой: о возрождении российской империи, представляющей все большую угрозу для Польши, о необходимости вооружать и поддерживать Киев.

Предвыборная встреча партии «Право и справедливость». Источник: «Право и справедливость» / фейсбук

И Анджей Дуда , и Ярослав Качиньский, и ряд польских министров побывали в Киеве. Владимир Зеленский приезжал в Варшаву, где выступил с трогательной речью, в которой благодарил поляков. Однако в последние месяцы над идиллической картиной близкого союзничества стали сгущаться черные тучи. Вскоре после визита в Киев Анджея Дуды (вместе с президентом Литвы) в июне начали множиться недружелюбные высказывания в связи с зерновой проблемой. Марцин Пшидач (руководитель управления международной политики канцелярии президента) заявил, что Украина должна быть благодарна Польше за помощь. Потом украинский премьер Денис Шмыгаль высказался о недружественных и популистских действиях Польши. И посыпались взаимные претензии.

Партии ПиС представилась возможность скорректировать свою риторику , поскольку на выборах ее конкурентами будут не только центристская или левая оппозиция, но «Конфедерация», придерживающаяся крайне правых взглядов.

Якуб Кумох , бывший советник польского президента, считает, что никаких принципиальных перемен после выборов не произойдет. Однако Варшаве придется быть начеку, поскольку в последующие месяцы даст о себе знать чувство усталости от войны в Украине, охватывающее Польшу и Запад. ПиС считает, что давление Киева на Запад с целью ускорить поставки оружия может спровоцировать эскалацию конфликта между Россией с одной стороны и Украиной и ее западными союзниками — с другой. А Польша, которая одной из первых передала Украине крупные партии вооружения, сегодня уже не может ей ничего предложить.

Якуб Кумох

Существуют определенные темы табу , например, культ Шухевича. Роман Шухевич — главнокомандующий Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА). Для нас он только преступник. Любые попытки увековечить память о нем в Украине будут восприняты крайне отрицательно , по другим же историческим вопросам будут вестись переговоры.

Нужно готовиться к тому, что послевоенные процессы в Украине не будут протекать гладко, страна будет опустошена и разрушена, а с фронта вернутся сотни тысяч ветеранов, которые повлияют на политическую жизнь. В то же время, мы должны позаботиться о том, чтобы открыть польские границы для дальнейшей миграции украинцев.

Бывший советник президента также заявляет , что Польше необходимо уже сейчас инициировать в западных институциях такие программы, как, например, закупка оружия в Украине, чтобы после войны оно не хлынуло массово на черный рынок и не способствовало росту преступности.

Политики ПиС убеждены: разочарование поляков позицией Украины (в основном , в связи с зерновым вопросом) удастся отчасти смягчить после выборов. А еще они считают, что во взаимоотношениях с Киевом не помешает проявить больше решительности, потому что поляки и так поймут, что Польша в принципе должна стоять плечом к плечу с Украиной. Впрочем, радикализацию во время предвыборной кампании скептических месседжей ПиС, касающихся Украины, можно смягчить политикой президента. Правда, в последнее время в действиях Анджея Дуды относительно Киева можно заметить некоторую инертность, они не выходят за пределы политики эффектных жестов, хотя у президента прекрасные личные отношения с Зеленским, и его ценят в США — за поддержку Украины.

Оппозиция ищет возможности

Политики «Гражданской коалиции» (ГК) формально активно выступают за сохранение добрых отношений с Украиной и в целом говорят на эту тему то же , что и ПиС (точнее — то, что ПиС заявлял несколько месяцев назад). Еще до жаркой фазы кампании, во время турне по Польше, лидер коалиции Дональд Туск столкнулся с нападками со стороны представителей антиукраинских кругов и разного рода провокаторов. Например, в Бытоме в марте, когда одна из участниц встречи заявила: «Это не наша война» , — Туск отреагировал резко:

Дональд Туск

Вы повторяете лозунг , который распространяют российские тролли и спецслужбы. Это аморально. Это наша война, в которой гибнут украинские дети и украинские воины. Вашим детям не нужно идти на фронт. Вы — и каждая польская мать — должны сказать «спасибо Украине за то, что нашим детям не приходится гибнуть за нашу свободу и безопасность.

Однако во время избирательной кампании бессмысленно повторять лозунги главного конкурента.

Совещание американских и британских офицеров с начальником Генштаба Украины Валерием Залужным. Источник: Мирослав Ружанский / твиттер

Недавно Мирослав Ружаньский , бывший главнокомандующий ВС Польши, который баллотируется в Сенат по списку так называемого сенатского пакта, Совместная инициатива оппозиционных партий (кроме «Конфедерации») по выдвижению одного кандидата в выборах в Сенат. но по рекомендации правоцентристской партии «Польша 2050» Шимона Холовни , выложил в твиттере показательное фото. На нем — совещание американских и британских офицеров с начальником Генштаба Украины Валерием Залужным. На столе хорошо видно британский, американский и украинский флаги. «А где польский флаг?» — спросил в посте Ружаньский. В комментариях же пользователи писали , что Польша много помогает Украине, но украинцы ее поддержку недооценивают.

Однако в риторике оппозиции нет претензий в адрес Украины , зато обвиняется польское правительство — в том, что не использует возможности. Оппозиция следит за результатами опросов и прекрасно понимает, что поляки ожидают более решительной политики. Поэтому, вероятно, «Гражданская коалиция» и внесла в свои списки Михала Колодзейчака, — лидера «Агроунии», который возглавлял протесты против импорта украинского зерна. В Киеве «Агроунию» считают антиукраинским движением и допускают, что оно могло быть создано под российским влиянием с тем, чтобы рассорить Польшу и Украину.

Дональд Туск , предвыборная встреча Гражданской коалиции. Источник: Дональд Туск / фейсбук

Кроме того , политики ГК хотят оттянуть у ПиС голоса деревни, потому и включили в свои ряды популярного лидера аграрных протестов. Колодзейчак способен убедить электорат, что проблемы с зерном возникли по вине ПиС, и их можно решить в сотрудничестве с Европейским союзом. Однако с точки зрения Киева все иначе — это Польша закрывает двери перед украинским зерном. В рядах оппозиции есть опытные в международной и украинской политике люди, такие как Павел Коваль, Михал Каминьский и депутаты Европарламента. Не говоря уже о самом Дональде Туске. Однако новые реалии вынуждают и оппозицию лавировать между констатацией того, что ПиС допустил немало ошибок в украинской политике, и признанием того, что в целом направление политики ПиС в отношении Киева все-таки верное.

Проукраинская позиция левого блока

Кшиштоф Гавковский , один из лидеров «Левых»

Польско-украинский союз , заключенный еще до войны, в впоследствии подтвержденный хотя бы поставками оружия, сегодня необходимо подтверждать снова. В конце концов, Украина борется и за нашу свободу и независимость, поэтому нужно постоянно декларировать, что Польша как партнер поддерживает Украину на пути к членству в Евросоюзе.

Еще десять лет назад такое четкое выражение поддержки Украины в оборонительной войне расценивалось бы в левых кругах по меньшей мере как дискуссионное. Конечно , так называемые старые, посткоммунистические левые силы («Союз демократических левых сил», Sojusz Lewicy Demokratycznej) резко изменили свой курс на прозападный. Ведь именно посткоммунистические политики «Союза демократических левых сил» и президент Александр Квасьневский обеспечили вступление Польши в НАТО. Квасьневский также активно поддерживал демократические перемены , пришедшие с Оранжевой революцией, и до сих пор считается одним из больших друзей Украины на польской политической сцене. Однако новые, молодые круги левых (сосредоточенные в основном вокруг «Партии Вместе», Partia Razem) еще несколько лет назад декларировали резко антивоенные настроения. Тогда молодые (а сегодня — 30–40-летние) активисты шли в политику, протестуя против вовлечения Польши в войну в Ираке и Афганистане. Они были также скептически настроены (хотя не так радикально, как западные ультралевые круги) в отношении американской милитаристской деятельности в Европе.

Лидеры «Левых». Источник: «Левые» / фейсбук

Их позиция начала меняться после аннексии Крыма. Полномасштабная российская агрессия укрепила убеждение , что единственной правильной политикой Польши будет поддержка Украины и ее интеграции с западными институциями, например НАТО. Левые также выступают за долгосрочную политику открытости по отношению к украинским мигрантам, в частности — предоставления им одинаковых с поляками прав в сфере образования, социальной поддержки и социальной интеграции.

Каким будет путь «Третьего пути»?

Консервативный блок «Третий путь» (Trzecia Droga) , инициатива Шимона Холовни и аграрной «Польской крестьянской партии» (Polskie Stronnictwo Ludowe), возглавляемой Владиславом Косиняком-Камышем, тоже официально поддерживает Украину. Однако дьявол кроется в деталях. И одна из таких неприметных деталей вышла на явь, когда «Третий путь» выдвинул кандидатом по списку сенатского пакта Малгожату Зых из Тарнобжега. На предыдущих выборах ее поддерживала «Польская крестьянская партия», также кандидатка была связана с «Конфедерацией», причем с ее наиболее антиукраинским крылом — «Конфедерацией польской короны» (Konfederacja Korony Polskiej). Лидер этой партии — Гжегож Браун, известный по акции «Нет украинизации Польши». Марш и пикет под таким названием прошел в Варшаве в сентябре 2022 года. Российская пропаганда использовала акцию, чтобы немедленно заявить, что поляки якобы выступают против проукраинской позиции власти. Удивительно , что никто прежде не проверил взгляды кандидатки Зых. В конце августа она в интервью не хотела признать, что Путин — военный преступник.

«Третий путь» довольно быстро аннулировал выдвижение Малгожаты Зых , однако неприятный осадок остался, поскольку антиукраинские и пророссийские взгляды бывшей кандидатки получили широкую огласку. Сразу после того, как ее исключили из списков, она попросила прощения у Путина и заявила: ее кандидатуру отклонили под влиянием «бандеровского украинофильского лобби».

Лидеры «Третьего пути» — Шимон Головня и Владислав Косиняк-Камыш. Источник: Польская крестьянская партия / фейсбук

Серьезной проблемой для «Третьего пути» (если он пройдет в Сейм) станет история его образования: сооснователем коалиции была «Польская крестьянская партия» (совместно с «Польшей — 2050») , которая ориентируется на деревенский электорат и поэтому в силу обстоятельств должна принимать во внимание настроения аграриев, в том числе и критически настроенных по отношению к Украине из-за проблемы с импортом зерна. Эта проблема уже стала основополагающей в избирательной кампании (в вопросах, связанных с деревней) и «Польской крестьянской партии», и «Права и справедливости», и «Конфедерации», и «Гражданской коалиции».

Ни один из политиков , внимательно читающих опросы общественного мнения, не поддержит открытие польских границ для украинского зерна (имеется в виду импорт, не транзит). Для «Польской крестьянской партии» все большую проблему будут представлять расхождения между официальной политикой поддержки Украины и экономическими интересами польских аграриев.

Победить благодаря Украине

Высказывания «Конфедерации» на тему Украины непоследовательны , и неизвестно, кто задает им тон. Возможно, Януш Корвин-Микке с его явно пророссийскими взглядами. Не стоит забывать и о Гжегоже Брауне с его резко антиукраинской риторикой. Существует и либертарианская фракция, сосредоточенная вокруг Славомира Ментцена, которая смягчает свой месседж относительно Украины. Речь идет о правой, консервативно-либеральной и евро-скептической партии «Новая надежда» (Nowa nadzieja).

Пшемыслав Виплер , один из кандидатов в Сейм от «Конфедерации»

В газете Puls Biznesu Славек (Ментцен) говорит , что не видит угрозы «украинизации» Польши. Мы не против украинских мигрантов, нам известно, как тяжело они работают, поддерживая и нашу экономику, но польское государство должно ввести какие-то разумные правила, которые, в частности, способствовали бы ассимиляции мигрантов.

Виплер , например, считает, что нужно поощрять украинские семьи, чьи дети хорошо учатся в польских школах. Политик, которого называют правой рукой Ментцена, убежден также, что «Конфедерация» выступает за победу Украины над Россией.

Пшемыслав Виплер

Однако есть определенные принципы: мы , например, не отступим в исторических вопросах, и именно в наших руках все козыри, потому что без Польши и транзита через нашу территорию в Украину не дойдет никакая помощь, в том числе международная. Поэтому, если Киев хочет, чтобы мы оставались на его стороне, он не должен чинить препятствий в вопросе эксгумации тел жертв Волынского преступления или увековечения их памяти.

Электорат «Конфедерации» занимает в определенном смысле анархическую позицию , не соглашаясь с порядком вещей, в том числе и в отношении Украины. Поскольку мейнстрим полюбил Украину и готов достать для украинцев звезду с неба, сторонники «Конфедерации» будут относиться к нему скептически, а то и враждебно.

Но одно дело диагностировать такие настроения определенной группы поляков , разочарованных реальностью (не только помощью Украине , но и Европой, экономической политикой, миром в целом), и раскручивать партийные опросы, уверяя потенциальных избирателей, что политика «Конфедерации» предусматривает выдвижение Киеву жестких условий и ограничение участия Польши в международной коалиции поддержки Украины. Совсем другое дело — оказаться в Сейме как потенциально третья политическая сила. Впрочем, многое здесь будет зависеть от того, войдет ли «Конфедерация» в какую-либо правящую коалицию или останется (как она заявляет) в оппозиции, надеясь на следующие, досрочные выборы. Второй вариант предполагает продолжение критической риторики по отношению к Украине. Ведь, если она эффективна, зачем ее менять.

Если анализировать интервью с политиками «Конфедерации» , складывается образ политической концепции, прикрытой квазипрагматизмом и так называемым реализмом, но все же достаточно идеалистической, продиктованной ожиданиями электората, незрелой, еще не сталкивавшейся с реальной политикой и дипломатией. Однако можно услышать и такие высказывания:

Славомир Ментцен

Мы не можем добиться эксгумации жертв Волынской резни. Может ли польская власть хоть немного позаботиться и о польских интересах? Ведь добиться этого — проще простого. Достаточно сказать украинцам , что через нашу территорию не пройдет ни одна единица оружия, пока они не решат вопрос Волыни.

Это классическая игра в труса, в которой они, очевидно, сломаются первыми. Они ведь не проиграют войну с Россией нам назло. Да, они сражаются и в наших интересах тоже, но, прежде всего, в собственных. Так пусть, наконец, начнут вести себя сообразно обстоятельствам. Если они хотят чего-то от нас, пусть дадут что-то взамен.

Такое заявление — вполне в духе «Конфедераци» , точнее, ее прагматично-либерального крыла. Это высказывание также свидетельствует об изменениях в риторике партии: от украино-скептической позиции, основанной на неприязни к мигрантам и Украине (согласно мифологии конфедератов, она до сих пор не хочет признать историческую правду о Волыни) до попытки объяснить избирателям, что можно продолжать поддерживать Украину, но не безвозмездно.

Славомир Ментцен на встрече с избирателями. Источник: «Конфедерация» / фейсбук

Как изменится риторика «Конфедерации» в дальнейшем — зависит от результатов выборов и того , какой путь выберет партия.

***

Высказывания во время избирательной кампании не всегда определяют дальнейшую политику государства. Однако , какие бы силы ни пришли к власти после 15 октября, им придется учитывать динамику новых условий в отношениях с Украиной.

Безусловно , свою роль сыграют зерновой вопрос и резкие слова, прозвучавшие с обеих сторон. Еще в большей степени на ситуацию будет влиять то, насколько затянется война и продолжат ли западные страны с прежним энтузиазмом поддерживать Украину. Кроме того, проблемы могут создавать эмоции и высказывания со стороны Киева. Если решительность украинских властей по отношению к Польше будет нарастать, то с учетом всех других факторов отношения между Киевом и Варшавой, вероятно, войдут в новую, кризисную инерцию.

Независимо от результатов октябрьских выборов , интересы Польши останутся ясными и неизменными: сдерживать Россию и оказывать поддержку Украине, чтобы она выстояла и вернула контроль над оккупированными территориями.

Избирательная кампания нарушила одну тенденцию 2022 года: почти все партии выступают за корректировку польской политики по отношению к Украине. Политические силы видят ее по-разному , но, если коротко, она сводится к одному: в отношениях с Украиной необходимо проявлять больше решительности. Партии хотят, чтобы польская помощь оценивалась по достоинству на всех уровнях — от символических жестов и знаков уважения со стороны Украины до реальной финансовой помощи от ЕС, а возможно, и от США за то, что Польша предоставляет свою территорию и инфраструктуру для проведения операций, направленных на поддержку Киева.

Почти все партии убеждены , что война и ее последствия будут длиться долго, и поэтому считают, что поддержку Украины следует реорганизовать таким образом, чтобы были учтены интересы Польши в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

Перевод Сергея Лукина

Михал Кацевич profile picture

Михал Кацевич

Все тексты автора

Читайте также