Донецкая область, август 2022. Фото: Ива Зимова / Panos Pictures / Forum
Донецкая область, август 2022. Фото: Ива Зимова / Panos Pictures / Forum
28 октября 2022

Вторая жизнь искалеченного Донбасса

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK

Возврат под контроль Украины территорий, оккупированных с 2014 года, скоро может стать реальностью. Что необходимо, чтобы успешно реинтегрировать их после восьми лет деградации?

Начало полномасштабного российского вторжения вновь сделало актуальным вопрос оккупированных с 2014 года территорий Украины. Не секрет, что к началу 2020-х вопрос их возвращения постепенно уходил с повестки дня. Нет, о них не забывали, напротив — вокруг возможных вариантов решения конфликта продолжались нескончаемые дебаты. Но, вместе с тем, было очевидно, что скорой деоккупации не предвидится и приемлемого для Украины решения нет. Общество не то чтобы смирилось с ситуацией, но и не видело из нее хоть сколько-нибудь реального выхода. Сквозь жаркие дискуссии постепенно проступало понимание, что оккупация — на годы, а возможно и десятилетия.

Будем честны: после начала российского вторжения в 2014 году Украина не получила надлежащей международной поддержки. Введенные тогда санкции были в основном ритуальными и не нанесли России значительного ущерба. Мир проглотил оккупацию Крыма, Луганска и Донецка, хотя и не признал ее. Было понятно, что продолжаться оккупация при таких раскладах может очень долго, и пример Северного Кипра — живое тому доказательство.

Однако февраль 2022 перечеркнул этот кипрский сценарий. Развязав абсурдную и идиотскую войну, Путин разорвал отношения со всем цивилизованным миром, которые сам выстраивал 20 с лишним лет пребывания у власти. Собственными руками сжег все мосты. Если аннексию Крыма мир очевидно готов был ему простить (что подтверждают заявления ряда западных политиков и недавние твиты Илона Маска), то захват четверти территории Украины, варварские бомбардировки украинских городов, военные преступления против гражданского населения — уже нет. А поскольку вечно воевать против всего цивилизованного мира невозможно, рано или поздно России (с Путиным или уже без него) придется признать поражение и договариваться с Западом. И спустить на тормозах историю 2014 года уже не получится. А это значит, что возврат оккупированных восемь лет назад территорий для Украины становится реальностью.

Такой вариант развития событий был бы очень радостным, однако он ставит перед страной ряд серьезных вызовов.

Что делать с территориями, которые восемь лет находились под контролем агрессора? Что делать с людьми, которым восемь лет внушали, что Украина — это враждебная страна, а украинцы — людоеды и нацисты?

Опыт других государств, которым также пришлось пройти через реинтеграцию утраченных территорий, может быть здесь применим лишь частично. Однако он позволяет в общих чертах понять, как будет происходить процесс возвращения территорий под контроль.

Более проблемным, пожалуй, будет донбасский кейс. Там, в отличие от Крыма, восемь лет оккупации привели к тяжелой деградации экономики, уничтожению десятков крупных предприятий и значительному оттоку населения, а варварские российские бомбардировки 2022 года стерли с лица земли целые города. Репрессии против людей, сочувствующих Украине, привели к изгнанию сотен тысяч жителей Донбасса, которые вынуждены были уехать, спасаясь от политических преследований, еще в 2014-2015 годах. За последние восемь лет они успели с нуля выстроить жизнь на новом месте, и большинство из них вряд ли захочет снова бросать все и переезжать назад на Донбасс.


В результате после восстановления контроля над регионом Украина фактически получит нищую, депрессивную территорию, населенную преимущественно бедным и явно враждебно настроенным в отношении Украины населением. Территорию, откуда лояльных Украине граждан методично изгоняли и выживали. Очевидно, что легко и быстро такие последствия преодолеть невозможно, и своими силами, без помощи западных партнеров Украина вряд ли сможет проделать такую работу.

Зарубежный опыт показывает, что в процессе реинтеграции оккупированных территорий самая непримиримая и нелояльная часть населения, которая сотрудничала с оккупантами, зачастую добровольно выезжает вместе с ними, даже в том случае, если не подвергается преследованиям. Поэтому, скорее всего, наиболее одиозные и активные сотрудники оккупационных администраций, а также фанатичные украинофобы в случае возвращения Донбасса в Украину просто переедут в Россию. Что же касается основной части населения, то самый очевидный и действенный способ борьбы за его лояльность — это, безусловно, налаживание приемлемого уровня жизни и восстановления экономики региона после восьми лет беспрерывного ее разорения.

Главное желание подавляющего числа жителей Донбасса — банальная нормализация жизни и прекращение кошмара, непрерывно длящегося с 2014 года.

И здесь мы видим самую главную проблему: отсутствие гарантий того, что кошмар действительно прекратится. В 2014 году украинцы, которые выезжали из оккупированных районов Донбасса, делись на две группы. Первые ехали подальше от Донбасса, а вторые старались осесть в родных краях, на подконтрольных Украине частях Донецкой и Луганской области. К примеру, многие дончане тогда переехали в Мариуполь и Краматорск. Время показало, что правы были именно первые — те, кто понимал, что Донбасс остается зоной риска и война может распространиться на весь регион.

После 2022 года желающих вкладывать деньги в разоренный Донбасс, открывать там бизнес и приобретать собственность, очевидно, будет еще меньше. И это станет основным препятствием на пути восстановления региона. Практика показывает, что инвестор не боится приходить в разоренные войной страны, но только в том случае, если он уверен, что атака не повторится. Бизнес не выносит неопределенности и угроз. А угроза над Украиной будет нависать до тех пор, пока страна не получит надежных гарантий своей безопасности. И именно такие гарантии и станут самым главным и необходимым условием для восстановления экономики как всей Украины, так и Донбасса как неотъемлемой ее части.

К сожалению, решить эту главную проблему сама, без союзников, Украина никак не сможет. Для модернизации разоренной экономики и возвращения восточных областей к полноценной мирной жизни Украине потребуется помощь европейских стран и США. Но речь в данном случае не о деньгах — их украинцы смогут заработать и сами. Для жителей Донбасса (да и для всей Украины в целом) важнее денег сейчас чувство безопасности и определенности, гарантии того, что события 2014 и 2022 годов не повторятся. Главное — уверенность в том, что завтра все отстроенные фабрики и дома не будут снова разграблены и разрушены захватчиками.

Поэтому самым эффективным стимулом для восстановления и дальнейшего развития Донбасса будет принятие Украины в НАТО и ЕС. Именно это превращение региона из «ничьей» серой зоны вне законов и правил в часть Евросоюза и станет той отправной точкой, с которой может начаться развитие обновленного Донбасса. Именно такой шаг даст жителям региона однозначный сигнал: за окном не временное затишье, не очередное «прекращение огня», а долгожданный мир. Донбасс больше не спорная территория, а часть Евросоюза, где больше не появятся «зеленые человечки» и вооруженные бандиты. Те, кому это не нравится, могут уехать. Те же, кто готов жить, работать, развивать бизнес и строить свое будущее, получат для этого оптимальные и надежные условия.

  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • VK
Денис Казанский image

Денис Казанский

Украинский журналист, блогер, автор книги «Черная лихорадка».

Читайте также