Польские магнаты, гравюра Яна Матейко. Источник: Польская цифровая библиотека

Польские магнаты, гравюра Яна Матейко. Источник: Польская цифровая библиотека

Польская шляхта. История самого влиятельного сословия Речи Посполитой

Идеи

Этот общественный слой, обладавший обширными землями и наделенный особыми привилегиями, уходит корнями в рыцарское сословие, а по легендам, происходит от сарматов или даже библейских персонажей. Знаменитый историк Норман Дэвис считает, что шляхта составляла 6,6 % жителей былой Речи Посполитой, другие ученые приводят еще более высокие цифры. Несомненно одно: это сословие сыграло ключевую роль в польской истории.

В 1584 году в краковской типографии Мацея Гарвольчика увидела свет книга известного писателя Бартоша Папроцкого «Гербы польского рыцарства , разделенные на пять книг». Herby Rycerstwa Polskiego Na pięcioro Xiąg rozdzielone. В этом первом печатном гербовнике польской шляхты представлены не только шляхетские гербы , но и история происхождения многих шляхетских семей.

С тех пор гербовники приобрели огромную популярность. Их авторы В частности, Бартош Папроцкий, Шимон Окольский, Кацпер Несецкий, Северин Уруский, Адам Бонецкий. увековечили немало легенд о происхождении шляхты. Например , прародителями знатных родов изображались ветхозаветные персонажи, или же предками шляхтичей провозглашались сарматы, искусные воины-всадники, которые в старину жили в северном Причерноморье.

Попытаемся найти логическое объяснение , почему в древних сообществах выделяли определенные группы людей, которые со временем перерождались в привилегированные классы.

Первые гербы , привилегии и имения

Лучшие воины , как правило, становились лидерами, а впоследствии и вождями, окружая себя соратниками, хорошо владевшими мечом. У них был особый статус, который в конце концов закрепился и за их потомками. Военное дело было для них одним из жизненных приоритетов, а принадлежность к отдельному привилегированному слою или роду сформировало у них представление о превосходстве и исключительности. Именно от немецкого слова geschlecht (род) и происходит название этого привилегированного слоя не только в польском , но и в чешском, словацком, украинском, белорусском и латышском языках.

Одной из особенностей шляхты Королевства Польского , а в дальнейшем и Великого княжества Литовского было то, что герб мог служить идентификатором сотни родов — в отличие от других стран Европы, где у каждого рода был отдельный герб, например, «Абданк», «Шренява», «Прус», «Остоя», «Лелива».

Гербы «Абданк» , «Шренява», «Прус», «Остоя», «Лелива». Коллаж: Новая Польша

Первым польским королям было тяжело управлять обширными территориями между средним течением Одера на западе и бассейнами Сана и Буга на востоке , поэтому постепенно они стали наделять своих подданных землей, что положило начало длительному процессу расселения шляхты.

Получив по королевскому приказу земельный участок (и в то же время — освобождение от серьезных налогов) , шляхтич, помимо всего прочего, становился посредником между королем и подданными. Поначалу относительно однородное в имущественном плане сословие шляхты со временем начало сильно расслаиваться.

Самые богатые и те , кто воспользовался приближением к власти, стали магнатами, а другие, наделенные землей и влиянием в местных сообществах, — состоятельной и среднесостоятельной шляхтой.
Ян Матейко. Польская одежда 1333–1434 годов. Источник: myvimu.com

Однако не все шляхтичи оказались хорошими хозяевами. Многие из тех , кому король пожаловал землю, в силу различных обстоятельств не сумели ее удержать и разорились. При этом шляхетский титул за ними сохранялся. Небогатая или безземельная шляхта составляла значительную часть привилегированного сословия в Королевстве Польском.

Стереотипное представление о шляхтиче-землевладельце — одно из самых стойких. Оно предполагает , что шляхтичи — это паны, владевшие землей и собственными резиденциями (самые состоятельные — замками, те, что поскромнее, — усадьбами). Несмотря на такие представления , жизнь многих шляхтичей, особенно из Мазовии, откуда был родом и Бартош Папроцкий, мало чем отличалась от жизни простых крестьян. Главные отличия заключались в том, что они принадлежали к шляхетскому сословию, судить их мог только княжеский, а впоследствии королевский суд, и, по призыву правителя, они принимали участие в военных походах.

В то же время шляхтич-землевладелец , в сущности, был самостоятельным властителем в своих автономных владениях. От его благосклонности зависела жизнь крестьян , обрабатывавших землю, поскольку он устанавливал объем повинностей, выступал в качестве судьи в конфликтах местного значения, оказывал влияние на то, кого назначат приходским священником.

Постепенно сформировались местные шляхетские сообщества , которые взяли в свои руки немало важных государственных функций на местах, таких как судопроизводство или землеустройство. Это, в свою очередь, сформировало стойкое представление о том, что шляхта — высшая прослойка общества, и именно она должна крепко держать бразды правления в трудные для государства времена. Усилению такого представления способствовала политическая ситуация второй половины XIV столетия.

Династический кризис и влияние на короля

В европейской истории было немало случаев , когда кризис царствующей династии становился поворотным моментом в истории страны. В качестве примера можно привести создание английского парламента (а также подписание Великой хартии вольностей в 1215 году) после того, как местные бароны выразили несогласие с волей короля.

В Королевстве Польском династический кризис , особенно сильно проявившийся во времена правления Казимира III, привел к заключению в 1350 году соглашения с венгерским королем Людовиком I. Однако, взойдя на польский престол, он тоже столкнулся с проблемой наследования, поскольку у него не было сыновей.

В 1340-е годы польская шляхта уже выступала на собраниях , которые регулировали права наследования. Вскоре король гарантировал ей новые свободы и привилегии. После смерти Людовика в 1382 году шляхта принимала непосредственное участие в решении вопроса, кто будет его наследником, и в результате следующим королем стала дочь Людовика Ядвига.

То , что польская шляхта имела влияние на наследование престола, — уникальное явление в Европе того времени. Благодаря такому праву шляхта получила возможность оказывать давление на короля также в других важных государственных вопросах. Даже появление в 1493 году и деятельность в позднесредневековом государстве двухпалатного Сейма как высшего законодательного органа не были бы возможны без развития местных сословных органов самоуправления — шляхетских судов и сеймиков.

Сословные институты

С середины XIV века Королевство Польское было разделено на воеводства , земли и поветы. Такое административно-территориальное деление требовало наличия управленческого аппарата, представляющего как централизованную королевскую власть, так и местную власть шляхты. Назначенные королем старосты, помимо представительских функций, вершили уголовное правосудие в гродских судах. Остальные дела рассматривались в земских судах, которые стали сословными судебными органами.

Шляхта была уполномочена избирать из своей среды земского судью , подсудка и писаря. Они и осуществляли суд, чья юрисдикция распространялась на повет, а в отдельных случаях — на землю и даже на все воеводство. Это дало шляхте сильную власть на местах.

С 30-х годов XV столетия шляхтича нельзя было заключить в тюрьму без решения сословного суда. В результате шляхта стала практически неприкосновенной.

Сословные юридические институты , возникшие в середине XIV века, действовали вплоть до окончательного раздела Речи Посполитой в 1795 году.

Помимо судебных чиновников , в каждом повете, земле и воеводстве были также мечники, ловчие, стольники, чашники. Кроме того, стоит особо отметить должности войского и хорунжего. Войский помогал каштеляну В Королевстве Польском, а впоследствии в Речи Посполитой каштеляна назначал король или князь для управления «гродом» (т.е. замком) и его окрестностями. в мобилизации шляхты на территории их юрисдикции. Роль же хорунжего приобретала особое значение , когда собиралось народное ополчение, и — по призыву короля — шляхта выступала в военный поход под хоругвью своего воеводства.

Должности каштеляна и воеводы давали шляхтичам пожизненное право участвовать в заседаниях Сената. Сенаторы организовывали также местные сословные собрания — сеймики.

Начиная с XV столетия сеймики были эффективными органами местного самоуправления. Они выполняли множество важных функций , таких как сбор налогов, выборы депутатов Сейма и коронного трибунала (высшей судебной апелляционной институции в Королевстве Польском) и т.п. Таким образом региональные шляхетские общины были включены в жизнь страны (говоря современным языком — приближены к понятию гражданского общества) — ведь каждый шляхтич мог стать чиновником. Но даже если он не был чиновником, то все равно принимал участие в жизни региона и страны в рамках деятельности сеймиков и Сейма.

Проигранная победа шляхты

Огромное влияние шляхты на государственные дела проявилось в начале Тринадцатилетней войны Королевства Польского с Тевтонским орденом. Тринадцатилетняя, или Первая прусская война 1454–1466 годов — война Королевства Польского и Великого княжества Литовского с Тевтонским орденом за Восточное Поморье, которая завершилась подписанием второго Торуньского мира. Потерпев поражение в битве под Хойнице в 1454 году , король Казимир IV искал поддержки, чтобы продолжать войну, и вынужден был согласиться на значительные уступки шляхте. В частности, она добилась того, что король не мог без ее согласия вводить новые налоги.

В реалиях XV века это можно считать победой привилегированного сословия , однако сосредоточение власти в руках шляхты со временем привело к упадку страны.

Шляхта могла оказывать очень сильное влияние на управление государством. Так , один из коронных съездов 1468 года не состоялся, поскольку представители воеводств и земель, узнав повестку дня, отказались участвовать в заседаниях под предлогом того, что у них не было полномочий от местных сеймиков, чтобы обсуждать заявленные вопросы. В европейской истории тех времен трудно найти подобные примеры. Не имел прецедентов и тот факт, что в первой четверти XVI столетия именно из среды среднезажиточной шляхты вышли идеи реформ, которые удалось частично осуществить в 1560-е годы. Тогда шляхта вынудила короля Сигизмунда II Августа подписать согласие на то, что четверть доходов от коронных земель должна идти на нужды армии.

Период бескоролевья и окончательный раскол шляхты

Солидарность в принципиальных вопросах государственного значения давала шляхте возможность руководить Речью Посполитой — хотя и не без длительных дискуссий , которые порой растягивались на десятилетия.

Юлиуш Коссак. Польская шляхта в XVI веке. Источник: myvimu.com

Наиболее конструктивной шляхта была в 70-е годы XVI столетия , когда после смерти Сигизмунда II Августа, последнего Ягеллона, нужно было сохранить страну. Тогда начался десятимесячный период бескоролевья.

Формально все суды Речи Посполитой действовали от имени короля. Однако в ситуации , когда короля не было, шляхта самоорганизовалась в особые институты правосудия и полицейского надзора — так называемые каптуровые суды.

В 1573 году , чтобы получить возможность проголосовать за Генриха Валуа, шляхта провозгласила в Сейме принципы веротерпимости. На некоторое время они стали визитной карточкой страны, которая старалась любой ценой избежать кровопролития из-за религиозного разнообразия, поскольку Сенат состоял наполовину из протестантов, наполовину из католиков, в то время как половину населения Речи Посполитой составляли православные русины.

То , что десятки тысяч шляхтичей повлияли на приход к власти Генриха Валуа, а затем Стефана Батория, позволило шляхте разработать новые правила смешанной монархии и ощутить вкус настоящих выборов короля.

Казалось бы , теперь можно было ожидать устойчивого развития Королевства Польского. Однако выборы нового короля в 1587 году привели к гражданской войне: часть шляхты поддержала шведского принца Сигизмунда Вазу, племянника последнего Ягеллона, в то время как другая ее часть всеми силами пыталась возвести на престол Максимилиана Габсбурга. Эта ситуация показывает, насколько глубокими были различия в политических пристрастиях шляхты, которые в начале XVII века привели к двухлетнему конфликту в шляхетской среде.

Религиозные междоусобицы

Шляхта резко отрицательно относилась к религиозному разнообразию Речи Посполитой. Реакция католической Церкви на Реформацию и религиозные войны в Европе обострила конфликты между католиками и представителями других вероисповеданий. Например , в 1658 году Сейм запретил проживать на территории Речи Посполитой арианам. Однако особенно насущным и по-прежнему нерешенным оставался вопрос наличия христиан восточного обряда, который отнюдь не способствовал гармоничному развитию страны.

Негибкость шляхты как сословия и неприятие других религиозных практик стали одной из причин кровавого конфликта 1648 года между Речью Посполитой и казаками под предводительством Богдана Хмельницкого , которых поддержали многие крестьяне. А нежелание шляхты включить в состав Сената киевского митрополита, а также православных и униатских епископов, подтолкнуло православных к разрушительному союзу с Москвой.

Как это часто бывает , кризис использовала в своих целях третья сторона, точнее, три стороны: Московское государство, Швеция и Османская империя.

Речь Посполитая вышла из долгого периода кровопролитных войн истощенной , но, несмотря на это, продолжала оставаться одной из крупнейших держав Европы. Новый XVIII век мог бы открыть новые горизонты для ее развития. Однако в 1697 году шляхта избрала королем саксонского курфюрста Августа, чье правление положило начало продолжительному периоду упадка страны.

Закат Речи Посполитой

Шляхта принимала все меньше участия в жизни Речи Посполитой , поскольку страна была разделена на крупные магнатские политические группировки, и каждая из них руководствовалась собственными интересами, которые ставила выше, чем интересы государства. Кроме того, шляхта часто становилась заложницей обстоятельств или хуже того — исполнительницей воли власть имущих.

Яркий пример такого положения дел — постоянные срывы Сеймов в XVIII веке. Для этого шляхта активно использовала принцип liberum veto , который предусматривал единогласное принятие решений Сеймом. Соответственно, даже один депутат мог сорвать парламентские заседания. Немало магнатов, получавших деньги от России, Пруссии и Австрии, с помощью своих клиентов-шляхтичей срывало заседания Сейма. Это привело к тому, что в последнюю треть столетия соседние державы начали делить между собой Речь Посполитую, которая, по их мнению, была недееспособной.

Патриотический подъем 1764 года , когда королем был избран Станислав Август Понятовский , вызвал бешеное сопротивление и репрессии со стороны Российской империи. В ответ на это шляхта прибегла к испытанному методу протеста — конфедерации.

Созданная в 1768 году Барская конфедерация стала чуть ли не последним проявлением одного из лучших качеств шляхетского сословия — борьбы за свободу.

Поражение конфедератов в 1772 году привело к первому разделу Речи Посполитой , легитимизированному Сеймом.

Реформы , проведенные после первого раздела, вселили надежду на то, что идеи Просвещения спасут страну, а Четырехлетний сейм 1788–1792 годов и принятие 3 мая 1791 года первой в Европе Конституции стали последним всплеском гражданского общества , которое шляхта взращивала со времен Средневековья.

После третьего раздела Речь Посполитая исчезла с политической карты , однако это не означало исчезновения шляхты. На фоне начавшихся после французской революции процессов формирования в Европе наций шляхта стала хранительницей памяти о прошлом.

***

Активное участие шляхты в политической жизни Речи Посполитой , а после разделов — в восстаниях, сформировало образ шляхтича, наделенного такими добродетелями, как преданность стране, ответственность и жертвенность. Шляхта помогла пронести через весь XIX век образ былой Речи Посполитой, которой уже не было на политической карте, как польской державы со славным прошлым.

Благодаря тому , что несколько поколений шляхты жертвовали своей жизнью, участвуя в восстаниях, и прилагали немалые усилия для поддержания идеи восстановления польского государства, в конце 1918 года возродилась Вторая Речь Посполитая.

Казимеж Юзеф Туровский , переиздавший в 1858 году книгу Бартоша Папроцкого «Гербы польского рыцарства», напомнил потомкам древней шляхты историю славных предков, которая вдохновляла на борьбу.

Перевод с украинского Никиты Кузнецова

Виталий Михайловский profile picture

Виталий Михайловский

Все тексты автора

Читайте также